Государственный адвокат

Недавно в интернете получило распространение обращение группы адвокатов в Федеральную палату адвокатов Российской Федерации о работе адвокатов, назначенных государством. Проблема действительно очень актуальная, уже давно требующая к себе повышенного внимания.

Дело в том, что согласно закона каждый подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) вправе пригласить адвоката, который будет осуществлять его защиту. В случае если обвиняемый задержан (заключен под стражу), этим обычно занимаются его родственники, с которыми заключается соглашение об оказании юридической помощи. Поэтому такой адвокат называется адвокатом «по соглашению».


Если же у обвиняемого отсутствуют средства на оплату работы адвоката, то следователь (дознаватель, суд) должны предоставить (назначить) ему адвоката за счет государства. Такой адвокат называется «по назначению». Часто многие называют такого адвоката государственным, что неправильно, предполагая, что он работает в некой государственной конторе, и осуществляет защиту только по назначению. Однако это не так.

Не существует никаких государственных адвокатов, все адвокаты одинаковы по своему статусу, все работают в организациях, которые отделены от государства. Все заинтересованы в получении достойного вознаграждения за свою работу. Но оплата работы адвоката по назначению очень низка, это около 300 рублей за «судодень», т.е. за работу в день под одному делу в независимости от его продолжительности, будь то 5 минут или целый рабочий день. За «сложные» дела (большой объем материалов дела, много эпизодов преступлений и прочее) оплата выше, может быть и 800 рублей за судодень. Максимальное вознаграждение в размере 1200 рублей полагается за работу в судах уровня субъекта федерации (Московский городской суд, Московский областной суд) и в Верховном Суде РФ. При этом надо иметь ввиду, что с сумм, получаемых адвокатами за работу по назначению, еще удерживаются налоги, не говоря уже о ежемесячных отчислениях каждого адвоката на содержание своего адвокатского образования и адвокатской палаты.

Поэтому заработать на работе по назначению даже для обеспечения небольшой семьи адвоката не представляется возможным. Исключение составляют, пожалуй, адвокаты на пенсии, многим из которых тяжело работать в прежнем темпе. Рассчитывая на другие, пусть и небольшие источники дохода, вроде пенсии, они могут много времени уделять защите по назначению. Мне приходилось видеть адвокатов по назначению, сидящих в Мосгорсуде, «защищая» интересы осужденных, находящихся под стражей, при рассмотрении их апелляционных жалоб. В связи с отсутствием средств многие осужденные не могут пригласить адвоката по соглашению, тогда адвоката им предоставляет суд. Такой адвокат часто просто произносит пару дежурных фраз о том, что согласен с жалобой «своего подзащитного», не вникая в существо самой жалобы осужденного и уж, конечно, не знакомится с материалами уголовного дела. Подобная работа адвоката удобна и суду, который понимает, что вызванный адвокат не будет затягивать рассмотрение дела, проявляя свою активность, не будет никак мешать «отправлению правосудия». В такой ситуации суд имеет возможность быстро рассматривать дела, не отвлекаясь на разрешение ненужных ходатайств ретивого адвоката по соглашению.

Существует мнение, что адвокат по назначению – это плохой адвокат. Хотя это не совсем так. Действительно есть ряд востребованных адвокатов, которые не ведут дела по назначению. Те, кто работает по назначению, рассчитывают немного заработать, сократить свои расходы или на то, что обвиняемый заключит соглашение, т.е. оплатит работу адвоката. Среди адвокатов по назначению есть очень квалифицированные и опытные юристы, которые ничуть не хуже адвокатов, которые не ведут дел по назначению. Однако, по моему опыту, таких не так уж много. Сам факт того, что тебе «фактически» не платят за работу, часто довольно трудную, несколько удручает. Еще и деньги государством переводятся с большой задержкой. Это все не способствует тому, чтобы адвокат выполнял свою работу качественно, с рвением и инициативой. Именно поэтому, лучше все же адвокат по соглашению, с которого можно требовать работать по делу, если есть сомнения в его бездействии, ведь вы, как минимум, за это заплатили. Адвокат по назначению чаще всего лишь придумает причину, по которой то или иное действие не стоит предпринимать, потому что ему нужно тратить на это время, силы, и все это за пустяковую оплату.

Все же ситуация с адвокатами по назначению в судах значительна лучше, чем то, что творится на следствии. Суд обычно не знает какой именно адвокат явится в процесс, поскольку дает заявку на адвоката заранее, обычно за 5 дней до судебного заседания, в адвокатскую контору, в которой руководитель выделяет не занятого в этот день адвоката.

На следствии (дознании) все иначе. Адвокат вызывается следователем первоначально в связи с задержанием подозреваемого. Это может быть в любое время судок. Следователь не знает заранее о задержании, поэтому ему нужно договориться с адвокатом о том, что он явится по его просьбе. Не каждый адвокат будет согласен в любое время суток бежать на следственные действия. Поэтому приглашенный следствием адвокат – это всегда адвокат, которые знает лично следователя, и находится с ним в хороших отношениях. Адвокат, выезжающий по запросу следствия, как минимум находится в приятельских отношениях со следователем, а иногда и бывший сотрудник того же следственного отдела. Следователи знают, что въедливый адвокат может серьезно затруднить работу следствия, активно участвовать в следственных действиях, заявлять ходатайства, только ответы на которые будут отнимать у следователя драгоценное время, которого у него не так много. В связи с чем следователю особенно важно, чтобы адвокат «не мешал работать», сидел спокойно рядом во время следственных действий, расписался где надо и ушел. Поэтому следователи стараются привлекать заранее им знакомых адвокатов, от которых они знают, что ожидать.

Сказанное позволяет утверждать, что адвокат по назначению – это, как правило, лишь имитация, он выполнят роль пугало на колхозном поле: он как бы есть, но его на самом деле нет, он лишь «отбывает номер», позволяя следователю, суду формально соблюсти необходимую по закону процедуру.

Между тем, это противоречит положениям Конституции, где сказано (статья 48):

Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

Квалифицированная юридическая помощь именно «гарантируется», она должна быть обеспечена государством, даже если эта помощь оказывается бесплатно. Но для нашего государства этой проблемы не существует.

Хотя проблема квалифицированной помощи адвокатами по назначению появилась не вчера, она существует уже не один десяток лет. Чтобы попытаться навести порядок в данном вопросе необходимо принятие ряда мер как со стороны адвокатуры, так и со стороны государства. Со стороны адвокатуры должен быть разработан порядок привлечения адвоката по назначению к уголовному делу с тем, чтобы адвокат назначался централизовано органом адвокатского сообщества (например, руководителем адвокатского образования), чтобы следователь не знал кто именно из адвокатов будет осуществлять защиту обвиняемого. Однако этого не будет достаточно пока следователь не стеснен рамками закона, пока такой порядок не установлен Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Причем необходимо также предусмотреть последствия нарушения порядка привлечения адвоката по назначению, возможно даже в виде признания следственных действий, совершенных с участием адвоката, привлеченного с нарушением установленного порядка, недопустимыми.

Пока не будет принято эффективных мер, направленных на реализацию права граждан на получение квалифицированной юридической помощи адвокатами по назначению, мы будем вынуждены признавать, что адвокат по назначению это лишь средство легитимизации граждан привлечения к уголовной ответственности.

Адвокат Кухта К.И., кандидат юридических наук.